5
Календарь конференций
  • 21 февраля

    Семинар «Современные проблемы геофизики» приглашает на заседания! 21 февраля - "Трехмерное моделирование археологической среды и ландшафта исторических территорий". Докладчики: Анна Клочко, Дмитрий Шишков (geor.ru)

  • 3 марта

    Круглый стол «Наш Василий Васильевич Кандинский», посвященный 150-летию со дня рождения В.В. Кандинского

  • 25 марта

    Конференция студенческих научно-исследовательских проектов в рамках разработки концепции научно-технологической долины МГУ «Воробьевы горы»

  • 10 – 14 апреля

    Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов-2017»

  • 23 апреля

    VII Открытый чемпионат школ по экономике

  • 24 – 28 апреля

    Четвертая Международная конференция по эллинистике памяти И.И.Ковалевой

  • 25 – 26 мая

    Международная научно-практическая конфкеренция "Новые идеи в геологии нефти и газа-2017"

  • 5 – 6 июня

    Позднепалеолитические памятники Восточной Европы

  • 25 – 30 сентября

    V Международный научный конгресс «Глобалистика-2017» - в рамках мероприятий Global Studies Conference

  • 26 сентября – 2 октября

    Всероссийская конференция с международным участием и школа для молодых ученых «Эволюционная и функциональная морфология позвоночных» памяти Феликса Яновича Дзержинского

  • 26 сентября – 2 октября

    Всероссийская конференция с международным участием и школа для молодых ученых «Эволюционная и функциональная морфология позвоночных» памяти Феликса Яновича Дзержинского

Все конференции
22/09/16

Виктор Садовничий: МГУ откроет новые факультеты

Московский государственный университет им. Ломоносова вновь показал лучшие среди российских вузов результаты в международных рейтингах, однако, несмотря на свои внушительные заслуги и мировое признание, вуз продолжает развиваться. О том, какие изменения ждут университет и как идет создание национального рейтинга вузов, рассказал ректор МГУ Виктор Садовничий. В своем интервью РИА Новости он также поделился, как относится к перестановкам в Минобрнауки и изменениям в ЕГЭ. Беседовала Анна Терехова

— Виктор Антонович, как вы оцениваете качество приема в этом году, каковы итоги приемной кампании?

— На самом деле мы очень довольны приемной кампанией этого года. Во-первых, мне кажется, ребята сегодня более осмысленно выбирают факультеты. В целом видно, что студенты мотивированы. Во-вторых, уже в школе они стали больше ориентироваться на получение хороших знаний — не просто диплома, а знаний. И выбор университета коррелируется с их успехами в школе. Я очень рад, что в университете мы не формализуем прием. Школьники не просто сдают ЕГЭ и ждут, когда их зачислят, а сдают еще наш письменный экзамен — он очень высокого уровня. Тем не менее они идут, чтобы сдать его и поступить именно в Московский университет.

— Как за последнее время изменился конкурс при поступлении в Московский университет?

— Я не знаю, как в целом по России, но у нас очень высокий балл ЕГЭ. Средний балл в 2010 году был 72, в 2011 — 77 и так далее, а в 2016 году он уже составил 80,08 балла. Это существенный рост среднего балла ЕГЭ. При том, что абитуриентов по сравнению с прошлым годом стало почти на 5% меньше и мы все еще наблюдаем демографическую яму, конкурс у нас даже несколько вырос. В этом году он составил 6,95 человек на место, а в прошлом году был 6,94. Это тоже означает, что приоритет хорошего образования растет.

— Новые факультеты Московского университета стали популярными у абитуриентов?

— У них очень высокий конкурс. Вот, например, на биотехнологический факультет, который мы создали совместно с филиалом в Пущино, конкурс был просто колоссальный — около 15 человек на место. Это означает, что новые факультеты очень популярны. Высокий конкурс и на факультеты биоинженерии и биоинформатики, госаудит. Но надо учитывать, что на новые факультеты конкурс может быть выше, потому что они небольшие. Большой интерес в этом году мы наблюдали и к нашим традиционным естественно-научным направлениям. Например, мехмат набирает 350 человек, и то конкурс высокий — 7 человек на место.

— А на новых факультетах, которые открывает университет, есть бюджетные места?

— В большинстве случаев есть. Из тех, что я назвал, есть — факультет биоинженерии и биотехнологии, факультет госаудита. Но есть еще два-три факультета, где бюджетных мест нет, например в Московской школе экономики, высшей школе телевидения, факультете искусств. Тем не менее ребята идут туда учиться.

— Есть ли в планах открыть новые факультеты?

— Такие мысли есть, но пока не скажу, о каких факультетах идет речь, — мы скоро объявим. Все почти подготовлено, сейчас дорабатываются программы. Думаю, этот вопрос будут обсуждать в СМИ очень широко. Возможно, в этом году откроем такие программы, но набирать будем уже в следующем году. Скорее всего, набирать сначала мы будем не бакалавров, а магистров, может быть, уже с января. Пока это обсуждается.

— А как сегодня обстоят дела со студенческими общежитиями? Сохраняется ли потребность в новых?

— В этом году было открыто новое общежитие. Раньше у нас были общежития, которых на всех не хватало. Тогда мы построили общежитие практически на три тысячи мест, причем очень комфортное. В здании предусмотрены конференц-зал, тренажерный зал, медицинские блоки, комнаты для отдыха и подготовки к занятиям. По замыслу архитекторов новый жилой комплекс гармонично вписывается в основной ансамбль университетского городка. Сам процесс переселения мы полностью отдали на решение студентов.

Есть факультеты, которые даже не хотят переселяться, и, если можно остаться по два человека в комнате, некоторые студенты готовы жить в старом здании. Новое общежитие — это повтор, ремейк главного здания. Я там был, провел весь день, пил чай со студентами, беседовал с ними. Конечно, университет развивается, у нас резко выросло количество студентов — в этом году мы приняли более 10 тысяч человек. Соответственно, есть потребность в новом общежитии. Мы подготовили проект еще на 2700 мест — в будущем планируется примкнуть такой же корпус к новому общежитию. Таким образом, два здания будут выглядеть единым комплексом.

Сейчас мы ищем средства на этот проект. Это наша приоритетная задача, которую мы должны реализовать в ближайшем будущем. Думаю, что само строительство должно занять полтора года, не больше.

— За последнее время ЕГЭ значительно изменился, постепенно из экзамена уходит тестовая часть. Как вы относитесь к эволюции единого госэкзамена?

— Я всячески поддерживаю этот процесс и хотел бы, чтобы он был более динамичным. Я вообще не менял свою позицию и до сих пор считаю, что ЕГЭ принес много минусов. Одним из результатов введения единого госэкзамена стало то, что школьники начали готовиться именно к ЕГЭ, к сдаче тестов. В результате мы видим и чувствуем, что они не учат физику, химию, биологию и те предметы, которые в ЕГЭ им не нужны, а ведь из этого складывается мировоззрение, культура, образование. Чего мы добиваемся? Мы добиваемся поступления или повышения качества образования? Если мы добиваемся повышения качества, то ЕГЭ не должен довлеть, заставляя учителей школы соревноваться и добиваться каких-то высоких показателей, все это мы уже проходили. Был ведь период, когда и зарплата могла зависеть от результатов ЕГЭ, а ЕГЭ представлял собой только тесты. И сейчас многие рейтинги школ зависят от того, сколько средний балл ЕГЭ у выпускника школы. Есть разные опыты проведения ЕГЭ. Есть страны, где ЕГЭ не связан со школой — если хочешь, приходи в центр и сдай. Есть страны, которые имеют огромный опыт тестирования, но он не отменяет изучения других предметов.

Мы видим, что и сама болонская система во многом меняется. Немцы многое отменили из того, что было принято в болонской системе и до сих пор отменяют. Прежде всего важны знания, а не формальные галочки. А экспертами, оценивающими эти знания, должны быть учителя, педагоги, профессора. Нужно больше веса добавлять индивидуальным достижениям школьников. То, что в этом году в два раза понизили количество баллов за сочинение, это неправильно. Оставили всего три балла. Я считаю, что сочинение должно вернуться в школу полноценно, как математика.

— Недавно глава Минобрнауки Ольга Васильева говорила, что нужно три-четыре года, чтобы вернуть полноценное сочинение, а именно, чтобы выпускники получали за него отметки, а не "зачет-незачет". Как вы относитесь к этому?

— Очень правильно, я поддерживаю возврат полноценного сочинения и считаю, что экзамен по истории, нашей российской истории, должен быть обязательным. Математика, сочинение и история — вот киты, на которых строится образование.

— А как вы оцениваете перестановки в министерстве образования и науки?

— Не вижу их пока. Я приветствовал назначение нового министра, а других перестановок я не видел. Я поздравил министра и сказал, что Московский университет и Российский союз ректоров будут прилагать все усилия, чтобы развивать науку и образование. Те ее заявления, которые я видел, мы приветствуем.

— Как считаете, было бы эффективным сейчас разделить Минобрнауки на два ведомства?

— Я застал времена, когда в СССР было отдельно министерство образования и параллельно ему министерство науки. Уже в наше, постсоветское, время появилось министерство, занимавшееся вопросами образования, и параллельно с ним существовало министерство науки. Сейчас у нас единое Министерство образования и науки. На мой взгляд, так и должно быть. Потому что образование, безусловно, без науки не существует, а наука очень нуждается в образовании. Вопрос в том, как эти функции совмещать. Мировой опыт, насколько я знаю, подтверждает, что можно объединять эти функции и в большинстве случаев, наверное, это одно министерство. Хотя точной статистики я не знаю. Что касается нас, мне кажется, что прошло слишком мало времени, чтобы накопить необходимый опыт, а бесконечные ломки и реформы даже не позволяют оценить, что правильно, а что нет. Мне кажется, нужно сейчас изучать уже имеющийся опыт, нужны годы, возможно, десятилетия.

— Как вы прокомментируете недавний скандал о возможном лишении ученой степени только через суд, какие риски это могло нести для науки?

— То, что происходило в последние годы, когда по разным поводам, порой не разбираясь до конца, лишали степени, это тоже нездорово. Это наука, и крайне важно точно, экспертно оценить, заслуживает ли защитившийся наказания — лишения степени — или нет. В науке ученый может высказать не всеми разделяемую идею и тогда могут сказать, что это ненаучно; его могут обвинить, что эту идею уже кто-то высказал. Но в науке часто бывает, что один высказал общую идею, а другой ее уточнил, она так и развивается.

Конечно, это не исключает того, что могут появиться недобросовестные работы. Но это должно решать экспертное сообщество. И здесь нет лучше суда, чем качественный, объективный и грамотный экспертный совет. Поэтому я бы работал над усилением роли экспертизы при рассмотрении таких вопросов.

При этом нужно постараться создать такую обстановку, когда такая экспертиза ни у кого не вызывает вопросов. Она была в советское время. И я знаю председателей ВАКов, которым надо ставить памятники, я с очень многими из них работал. Это были люди, которые честью и совестью отвечали за чистоту работы всех советов, то есть защит. А когда ослабился контроль, то и возникли такие недостойные работы. Поэтому задача, я думаю, создать такую экспертную систему, вернуть доверие к ней в обществе.

Что касается суда, то бывают случаи, когда дело может быть рассмотрено и судом. Ведь это же гражданское право, здесь могут быть оскорбления, нарушения или просто клевета. Но все-таки главное, я считаю, это создание честной, сильной системы, которой верят. И ничего выше в науке не придумаешь.

— Как вы относитесь к идее создания "Общенационального научно-образовательного интерактивного энциклопедического портала"?

— Я бы поддержал такую идею. Эта задумка была еще десять лет назад, я ее поддерживал, потом она не получилась, сейчас она становится реальной. Давайте взглянем на историю. Была Британика и есть Британика, замечательная энциклопедия. Но была и советская энциклопедия. И наша страна больше знала советскую энциклопедию, чем Британику. Теперь мир шагнул в цифровую эру: интернет, электронные базы, бигдэйты сейчас очень важны, есть уже существующие Википедия, энциклопедии, справочники и так далее. Они имеют право на существование. Но я бы поддержал создание такой энциклопедии, основанной на достижениях российских ученых, российской культуры, с учетом мирового опыта. Мы больше можем рассказать о себе, чем зарубежные авторы в этой мировой базе данных. Я думаю, что такая работа точно будет востребована. У нас создан прототип такой системы — площадка электронного фонда знания "Ломоносов". Это открытая система, где опубликовано пять тысяч статей, несколько тысяч произведений литературы, четыре тысячи деятелей отечественной и мировой науки. База включает 300 основных разделов знаний, здесь работает около 300 докторов наук ведущих центров.

— На каком этапе сейчас находится подготовка национального рейтинга вузов?

— У нас есть концепция национального рейтинга, есть уже его макет и структура. Мы надеемся, что в конце этого года, самое позднее — в 2017 году, он уже начнет работать. Я горячий сторонник такого рейтинга.

Что такое рейтинг? Это показатель успешности университета. Одни считают, что это количество нобелевских лауреатов, другие больше обращают внимание на цитирование в каких-то базах данных, третьи считают, что индекс Хирша должен быть высокий в англоязычных журналах, четвертые полагают, что особое внимание нужно уделять мнению работодателя и так далее. И все рейтинги (а их много, это мы знаем три-четыре) оценивают университеты в том или ином ключе. Мы хотели дать более широкую оценку университета, учесть и недостатки, которые мы видим в существующих рейтингах, и предложить свое видение. В основе — фундаментальное образование, качество знания. То есть это и наука, конечно, но это и качество выпускника. У нас уже есть тома наработок и проектных зарисовок, практически вопрос только в выборе оператора. Сейчас мы обсуждаем несколько компаний.

— А какие есть варианты названий этого рейтинга?

— Ближе всего это — "мировой рейтинг университетов", желательно с добавлением слова "Россия" или "Москва" в скобках, чтобы он был узнаваем. Но это мировой рейтинг. Сейчас изъявили желание участвовать в рейтинге десятки стран — Китай, Индия, Иран, Турция, Армения, Азербайджан. Это не политика стран, это другое. Когда у нас были 300 ректоров из Китая, они приняли решение участвовать. Так что десятки стран готовы, но всякий рейтинг требует доверия и раскрутки. И мы как раз считаем, что предъявить рейтинг это не самое главное, а самое главное — добиться доверия к нему. Он должен быть принимаемым и понимаемым в мире — и это еще более трудная задача, которая требует поддержки как министерства, так и университетского сообщества в целом.

— Что сейчас делает МГУ для продвижения университета на международном уровне?

— Представляется, что для нашего потенциала у нас было не очень много иностранных студентов. Поэтому мной была поставлена задача резко увеличить количество иностранных учащихся. И вот в этом году это удалось сделать, впервые за десятилетия. Мы примерно на 30% увеличили количество поступивших к нам иностранных учащихся и на половину больше приняли иностранных учащихся на подготовительные курсы в Институт русского языка и культуры. И в итоге у нас сейчас около двух тысяч иностранных студентов, не считая тех, кто обучается в филиалах. У нас пять филиалов в пяти зарубежных странах, где учится еще три тысячи студентов. Таким образом, у нас, наверное, уже более пяти тысяч иностранных студентов. Это уже примерно уровень любого университета мира по отношению к общему количеству. И в этом году мы видим очень много изменений по странам и по количеству студентов. Конечно, преимущественно это Китай, Япония, арабские и южноамериканские страны и, конечно же, страны бывшего СССР. И это кроме филиалов. Кроме того, активное взаимодействие Института русского языка и культуры МГУ с Российско-китайским фондом развития культуры позволило начать реализацию программ совместной подготовки китайских школьников к поступлению в Московский университет. С сентября этого года около 550 школьников начали обучение на базе восьми китайских школ. Мы ожидаем, что по крайней мере 150 школьников поступят к нам на программы полуторагодичной предвузовской подготовки в январе 2017 года.

— Иностранцы, приезжающие в Россию и в МГУ в частности, чаще выбирают естественно-научные факультеты?

— Нет, я думаю, примерно поровну. Многие хотят учить русский язык, историю, право и философию. Численность иностранных студентов у нас в этом году сильно возросла. Наверное, сейчас еще сказывается курс доллара. Для них сейчас это не такая высокая цена, а качество образования высокое. Вот соотношение цены и качества сейчас на нашей стороне.

— В каких международных конференциях МГУ будет участвовать в этом году?

— У нас в год проходит более 600 конференций и в каждой участвуют иностранные делегации. Сейчас в Москве проходит международная конференция Ассоциации научных парков IASP. МГУ — старейший член ассоциации, является соорганизатором конференции. Это была наша идея привезти конференцию в Россию, в Москву. 22 сентября, в третий день конференции, в Шуваловском корпусе МГУ наряду с российскими экспертами соберутся представители лучших университетов мира, включая Массачусетский технологический институт. В этот день мы будем говорить про таланты, как их взращивать, развивать и привлекать в инновационную деятельность. Для преподавателей, студентов, аспирантов, изучающих эту индустрию, будет возможность ознакомиться с мировым опытом в этой области, пообщаться с ведущими экспертами. Это будет очень интересная дискуссия. Мы посмотрим, что делается в мире. Сами расскажем про свой опыт.

Сейчас научные парки постепенно становятся территориями инновационного развития. А эта идея созвучна моей идее инновационной долины. Мы будем одним из главных игроков в этой конференции. Проведение конференции научных парков, конечно, важно в целом для повышения престижа российской индустрии технопарков в мире.

Вообще, научные парки — это идея, которую я принес. И я не стесняюсь об этом говорить. В 1992 году я избирался ректором Московского университета на альтернативных выборах. И вот тогда одним из основных пунктов моей программы было создание Научного парка МГУ, за что меня очень критиковали оппоненты. Но я был избран, и Московским университетом был организован первый в России научный парк. Он очень мощный: там работают сотни фирм, тысячи подготовленных менеджеров. Таким образом, мы стали своего рода законодателями создания научных парков в России. Кстати, перед тем, как выдвинуть эту идею, я объездил почти все научные парки мира: был в Кембридже, Оксфорде, Токио, Гонконге, научных парках северных стран. Все это я видел, поэтому был создан парк очень современного образца. Позднее новые парки ехали уже учиться к нам.

— Какая в этом году выбрана тема для Всероссийского фестиваля науки?

— Основные мероприятия в этом году пройдут в Москве с 7 по 9 октября. Обычно мы не ограничиваемся какой-то одной темой. Ведь посетители фестиваля хотят получить ответы по самым разным областям науки и техники. Но этот год не совсем обычный. Мы празднуем 55-ю годовщину первого полета человека в космос. Кроме того, в этом году у России появился свой собственный космодром "Восточный", университетский спутник "Михайло Ломоносов" отправился в космос при помощи ракеты-носителя "Союз-2.1а" с нового космодрома.

Поэтому главной темой в этом году выбран космос. Каждый посетитель фестиваля науки сможет пообщаться с космонавтами МКС в режиме реального времени, задать вопросы экипажу, пообщаться с учеными, "прогуляться по поверхности Луны", научиться строить и запускать космические спутники и узнать все об истории космонавтики.

Запланировано большое количество научно-популярных лекций. К нам приезжают сотни российских и зарубежных лекторов. Мы ожидаем двух нобелевских лауреатов. В рамках фестиваля состоятся световые шоу, интерактивные выставки и мастер-классы, прямой эфир с МКС и космодромом "Восточный", экскурсии по секретным лабораториям и многое другое. В дни фестиваля науки будет проводиться форум ректоров России и Японии, которые тоже будут участниками фестиваля науки.

Фестиваль науки — крупное событие, и я рад, что удалось его придумать для нашей страны. Только в Москве мы подготовили более двух тысяч мероприятий, а по всей России их будет около пяти тысяч. Фестивали этого года примут 104 населенных пункта, связанные сетью в 80 регионах. Ожидаем несколько миллионов посетителей, примерно около двух с половиной миллионов человек.

Анна Терехова

РИА Новости