19
Календарь конференций
  • 13 сентября – 20 декабря

    Научный семинар «Антропологическая среда». Осенняя сессия 2017-2018 года: «110 лет на Моховой»

  • 5 октября – 5 декабря

    Фотоконкурс «Наука среди нас»

  • 10 – 13 октября

    ХIХ Международная конференция «Аналитика и управление данными в областях с интенсивным использованием данных»

  • 30 октября

    Научно-практическая конференция: «Психическое здоровье человека и общества. Актуальные междисциплинарные проблемы»

  • 30 октября – 4 ноября

    X Командно-личный турнир школьников «Математическое многоборье»

  • 30 октября – 4 ноября

    X Командно-личный турнир школьников «Математическое многоборье»

  • 9 – 10 ноября

    Междисциплинарная научная конференция – конкурс «Революция 1917 года в России: социально – экономические предпосылки и последствия»

  • 13 ноября – 8 февраля

    Международный конкурс на лучшую научную работу «Аrs Sacra Audit»

  • 16 – 17 ноября

    Второй молодежный научно-практический форум «Театр на срезе времени» в рамках VI Санкт-Петербургского международного культурного форума

  • 17 – 18 ноября

    ХIII Поспеловские чтения. Памяти В.Е. Хализева. Аксиологические проблемы в художественной литературе

  • 5 октября – 5 декабря

    Фотоконкурс «Наука среди нас»

  • 15 декабря

    Очно-заочная I Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием "Коды культуры русской литературы"

  • 13 сентября – 20 декабря

    Научный семинар «Антропологическая среда». Осенняя сессия 2017-2018 года: «110 лет на Моховой»

Все конференции

Ломоносов и востоковедение

Академик Ломоносов соединил в себе передовую европейскую науку эпохи Просвещения с пассионарностью («упрямкой») своих земляков-поморов: мореплавателей, рыбаков и охотников, устремлённых «навстречу солнцу» великих русских первопроходцев Северного океана, Сибири и Дальнего Востока – этих «практических востоковедов» ещё с XVI-XVII веков.

8 июня 1741 года, после продолжительной учёбы за границей, Ломоносов возвратился в Санкт-Петербургскую Академию, чтобы с головой окунуться в стихию «естественных наук». Но когда в 1747  году Всевысочайшим указом был утверждён новый регламент, по которому все гуманитарные дисциплины переводились из Академии в Академический университет (это положение сохранялось до 1803  года), Ломоносов последовательно выступал за возвращение их обратно в Академию. Сам он, при всей своей занятости в Химической лаборатории, довольно регулярно посещал заседания «гуманиора», ратуя к тому же и за устройство в перспективе особой, «ориентальной кафедры» и даже «ориентальной академии».

Внимательные биографы проследили динамику интересов Ломоносова к Востоку по материалам его публикаций, переписки и черновых набросков. Здесь и упоминания о путешествиях европейцев по Индии, Китаю и Японии, подробное описание Тибета… Рассуждения о сейсмических процессах в земной коре Ломоносов сопровожает примерами вулканов на острове Минданао (Филиппины) и на Яве (Индонезия), рассказ об образовании солончаковых почв иллюстрируется описаниями солеварения в нашей Астрахани, в Индии и в Америке. Большой интерес представляют книги по истории и географии стран Востока в личной библиотеке учёного.

С конца 40-х и до начала 60-х годов Ломоносов активно участвует в коллективных академических мероприятиях: заинтересованном обсуждении подготавливаемых к публикации материалов Второй Камчатской экспедиции (1732-1743) в районы Сибири, на Курилы, к побережьям Японии и Америки, составлении «экстракта» из «Описания земли Камчатки» С.П. Крашенинникова, ознакомление с переведённой К.А. Кондратовичем рукописью «Тангутские письмена, в Сибири найденные». Протоколы заседаний Исторического собрания отражают тональность частой полемики Ломоносова с академиком Г.Ф. Миллером, представившим на обсуждение капитальный труд по истории Сибири.

В 1754 году Ломоносов занимался «Проэктом» об основании Московского университета. Последний, 45-й пункт подписанного императрицей Елизаветой 12 января 1755 года документа гласит: «Ориентальские языки могут також быть учены, со временем, когда будут довольны университетские доходы и сысканы достойные к тому учители».

В своём «Проекте регламента Академии наук» (1764-1765 гг., глава II, параграф 36) Ломоносов так формулирует задачи и методы востоковедения: «Знающий восточные языки академик, во-первых, должен стараться иметь переписку с природными восточных народов учёными… и собирать всякие книги и известия о состоянии тамошних стран, а особливо соседственных народов в рассуждении истории, поелику можно пользоваться тем в описании российских древностей и соседственного политического взаимства, в чём вспоможение подавать могут ему историограф и древностей профессор, также и от него получать напротив того изъяснения».

При этом высший смысл всякой науки для Ломоносова – в её общественной пользе, всегда и везде, и он не устаёт напоминать об этом: Учёные люди нужны «для Сибири, для горных дел, фабрик, сохранения народа, архитектуры, правосудия, исправления нравов, купечества, единства чистыя веры, земледельства и предзнания погод, военного дела, хода Севером и сообщения с Ориентом»