20
Календарь конференций
  • 17 сентября – 10 декабря

    Серия образовательных мероприятий компании Elsevier по подготовке научных публикаций на английском языке в высокорейтинговых журналах для сотрудников МГУ

  • 17 сентября – 10 декабря

    Серия образовательных мероприятий компании Elsevier по подготовке научных публикаций на английском языке в высокорейтинговых журналах для сотрудников МГУ

  • 20 декабря – 20 апреля

    Универсиада «Ломоносов» по географии и туризму

  • 27 января – 1 февраля

    Восьмая школа-конференция «Алгебры Ли, алгебраические группы и теория инвариантов»

  • 1 февраля – 15 мая

    Универсиада "Ломоносов" по геологии 2020 г.

  • 27 января – 1 февраля

    Восьмая школа-конференция «Алгебры Ли, алгебраические группы и теория инвариантов»

  • 7 – 9 февраля

    V Зимняя научная школа-конференция по механике композитов имени Б.Е. Победри

  • 28 – 29 марта

    Четвёртая Открытая Конференция Юных Учёных

Все конференции
02/04/04

Вино не для усталых мужчин

Разговор о личном с ректором МГУ

Завтра у ректора Московского университета Виктора Антоновича Садовничего нерядовой день рождения. Дата. Но особых торжеств по этому случаю не намечается, свой праздник ректор встретит в рабочей поездке, а по возвращении в Москву отметит его в узком кругу родных и друзей. Тем не менее он согласился встретиться с обозревателем "МП" и ответить на вопросы, которые ректорам, как правило, задают нечасто.

- Виктор Антонович, что вы скажете, если буду спрашивать только о личной жизни?

- Договорились.

- Тогда расскажите, пожалуйста, это правда, что вы на первых курсах плохо учились?

- Тут вот как было. Первый семестр, действительно, давался нелегко. Сказать, что плохо учился, нельзя, никогда не был двоечником и даже троечником, но было трудно. Я ведь пришел в университет не вчерашним школьником, за плечами были годы работы в шахте, а до этого - учеба в сельской школе, так что давала знать разница в подготовке со многими столичными однокурсниками. Университет и то, что было до него, - два разных образа жизни, очень далеких, непохожих друг на друга. Мало того, что каждый день в забой ходил, я еще в шахтерском общежитии жил в одной комнате с зеками. Почему? Так уж меня поселили.

- И каково приходилось в таком соседстве?

- Да в общем-то отношения сложились вполне нормальные. Они целыми днями резались в карты, а я работал, приходил поздно, усталый, почти сразу заваливался спать. Но вот что любопытно: когда приносил получку (а зарабатывали шахтеры неплохо), у них на глазах вытаскивал из-под кровати свой потрепанный коричневый чемоданишко и убирал туда деньги. Ни разу ничего у меня не пропало! Бывало, просили взаймы, если проигрывались в карты, я не отказывал, но никто никогда не притрагивался к моему чемодану.

У них был своеобразный кодекс чести. Когда уезжал учиться, решили сделать мне подарок. Точнее, два подарка: часы и костюм. Как я понял, с кого-то сняли. Ну, думаю, меня в их костюме остановят, и на этом все мое поступление в вуз закончится. Стал отказываться, а они: "Обижаешь!". Все-таки убедил их, костюм оставил, а часы взял. Эти часы потом долго мне служили, я уже ассистентом был, а все их носил.

- Сколько вам было, когда пришли на шахту?

- Семнадцать.

- Продолжили семейную традицию?

- Да нет, мои родители работали в колхозе, в селе Краснопавловка Лозовского района Харьковской области. Я рос сельским мальчишкой, а на шахту подался, потому что хотел учиться, для этого требовался паспорт, но в те годы у сельских жителей его не было. Вот мы с товарищами и решили: отправимся к шахтерам, там нам паспорт дадут. Куда ехать, толком не знали, сели на поезд по нашей ветке, ночь проехали без билета, утром вышли на какой-то станции. На первой шахте нас не приняли, сказали: "Бродячих не берем. Идите на "Комсомолец", может, там возьмут". Там, действительно, повезло больше. На нас посмотрели и определили - меня в забой, поскольку был покрепче, остальных коногонами. Вот так и началась шахтерская жизнь и продолжалась вплоть до поступления в Московский университет.

- Почему выбрали мехмат?

- Я его не выбирал, я вообще не собирался поступать в МГУ. Отправил документы в Белорусскую сельскохозяйственную академию, хотел стать механизатором. В Москву ехать уговорил товарищ. "У тебя математические способности, - сказал он мне, - поступай на мехмат, а я на юридический. Вместе веселее". Я ему говорю, что не могу, уже отослал документы в Минск. А он: "Если верну их, поедешь со мной?" Я согласился. И вот, представьте, он умудрился перехватить мое письмо на почте. И мы поехали в Москву. Поступили оба - он на юрфак, я на мехмат.

- Была бы почта не столь медлительна, все могло сложиться иначе?

- Наверное, так. Но мне очень повезло: в мою жизнь навсегда вошел Московский университет. Я приехал сюда в 1958-м, с тех пор это мой дом.

- Вы помните свою первую комнату в общежитии?

- Конечно! 2306, зона "В". Мы жили там вчетвером. Первый, кого встретил, когда вошел в комнату, был Аркаша Слуцкий. Он решил подбодрить новичка. Я, говорит, все знаю, мне на первом курсе делать нечего, я тебе помогу с мат. анализом. И вот, как доходило до сессии, Аркаша говорил, что болит голова, брал академический и улетал в Ленинград, уверял, что это у него такой способ лечения. Я уже был на пятом курсе, а он все на первом, я в аспирантуре, а он на первом. Я профессором стал, а он еще студент. Пришел ко мне мат. анализ сдавать. Ну, я поставил оценку автоматом: как-никак в одной комнате когда-то жили!

- Виктор Антонович, а вы долго оставались в общежитии?

- Лет 13. Сначала студентом, потом аспирантом, ассистентом... У меня уже семья была, а другого жилья не было.

- Правда ли, что вы с женой первые годы жили порознь, в разных общежитиях?

- Правда. Меня оставили в аспирантуре, а ее, поскольку муж в Москве, распределили поближе, в Подмосковье. Работать в Москве без прописки она не могла. Вот и мотались друг к другу. Строгости в МГУ тогда были очень большие, приходилось нелегко. Два года лазили под забором, потом начальник общежития сжалился, дал жене пропуск.

- Как вы с ней познакомились?

- Учились в одной группе с первого курса, вот так и познакомились.

- А когда поженились?

- На пятом курсе, уже перед распределением.

- Знаете, что интересует ваших студенток? Часто ли вы влюблялись в студенческие годы?

- Нет. У нас была хорошая компания, с которой проводили свободное время, были в ней и девчонки. Вместе ходили в походы. Как выходные или праздники - рюкзак за спину, и в Подмосковье. Конечно, была романтика, ночи у костра, песни под гитару... Ада в походы не ходила. И вот сложилось так, что мы с ней на первом курсе дружили, потом я увлекся походами, а на четвертом курсе вновь стали с ней дружить, на пятом поженились.

- У вас трое детей, на это в наше время решаются не многие, да еще без квартиры.

- Юра, действительно, рос в общежитии. Ему было девять, когда родилась Аня, и тогда у нас уже была квартира в пятиэтажке. Это был самый первый дом в Матвеевском, вокруг - больше ничего, грязи по колено, но были счастливы: наконец-то свое жилье! Еще через два года родилась Инна.

- Как имена выбирали?

- Имя Юра в 1960-е было очень популярно благодаря Гагарину, вот и мы, наверное, оказались под его обаянием. Аню назвали в честь бабушки, мамы моей, Анны Матвеевны. А Инна - просто красивое имя, в переводе - "журчащая вода".

- Дети учились на мехмате. Это ваш выбор?

- Нет, мы это даже не обсуждали дома, как-то само собой подразумевалось, что выбирают математику. Правда, если с девочками проблем не было, обе учились в школе на "отлично", закончили с медалью, у Юры складывалось сложнее. Мальчишка был с характером, трижды менял школу. Недавно успешно защитил докторскую диссертацию.

- В МГУ?

- Да, на кафедре топологии, где сейчас работает. До этого много лет вел уроки математики в средней школе, считался авторитетным учителем. Кандидатскую защищал, когда преподавал в Колмогоровском интернате. Я тогда ему ставку не давал. Кафедра "скинулась" и выделила ему место...

- А дочки где?

- Инна - преподаватель-ассистент на факультете ВМК. Муж ее тоже математик, занимается функциональным анализом. Он не мой ученик, но тематика близкая. Аня работает в Торгово-промышленной палате. Жена Юры учится в МГУ, на биофаке, 10 месяцев назад у них родился сын Антон, назвали в честь деда, моего отца.

- Часто ездили к родителям?

- Каждый год. Я и сейчас туда езжу - на могилу.

- С друзьями детства, юности отношения сохранились?

- С некоторыми да, безусловно. Краснопавловских почти никого не осталось, тех, с кем общался на шахте, - тоже, Николай, с которым когда-то приехали в Москву, погиб. А вот с однокурсниками встречаемся, осенью у нас был очередной сбор курса. Правда, не могу сказать, что часто ходим друг к другу: нет времени, да и не очень я люблю в гости ходить.

- Как проводите свободное время?

- Гуляю в лесу, при первой возможности уезжаю за город.

- То есть студенческое увлечение походами осталось?

- Оно обрело другие формы. Когда мы с Адой Петровной поженились, отпуск всегда проводили на байдарке - сначала вдвоем, потом втроем с Юрой, жили в палатке, готовили на костре. С рождением девочек пришлось отказаться от походной жизни. А сейчас мы с женой делаем так: подъезжаем на машине к местам, где когда-то ходили на байдарке, и гуляем в лесу. Люблю собирать грибы, хорошо в них разбираюсь.

- Неужели весь отпуск так проводите?

- Нет, я еще работаю на участке. У меня большой сад - второй по счету, первый вымерз. Все высаживал заново - яблони, груши, сливы... Более пятидесяти деревьев! Каждую осень привожу урожай в студенческую столовую.

- Студентам это известно?

- Не знаю, я просто отдаю туда урожай, и все.

- Не можете же оставаться все лето на участке. Наверное, и на море ездите?

- Ни разу. То есть я бывал на многих морях, когда оказывался в командировке, а так, чтобы в отпуск съездить, - никогда. Мне больше по душе лес и работа на участке.

- Как отдыхаете вечером, после работы?

- Ну, это уже после одиннадцати! Примерно час гуляю на свежем воздухе. В любую погоду. Иначе не выдержать.

- А в выходные? Ходите в театр, на концерт?

- Выходные провожу за городом. Театр, музыку очень люблю, но мне хватает того, что проводим в университете: примерно 5 - 7 раз в месяц к нам приезжают выдающиеся музыканты, замечательные артисты. Вечера эти называются "Ректор МГУ приглашает". Вот, недавно у нас был Спиваков, ждем Гергиева... Мы и сами ездим университетом в Большой театр, в Малый, в Вахтанговский, в консерваторию... Берем весь зал, в конце я обычно выхожу на сцену, благодарю артистов. Словом, это целый ритуал, которого мы бережно придерживаемся.

- Не раз приходилось наблюдать, с какой готовностью откликаются на ваши приглашения люди искусства. Деликатный вопрос: такое впечатление, что вы впитали любовь к прекрасному с младых ногтей, но ведь это не так?

- У нас в деревне даже радио не было. Семья жила бедно, особенно в войну, когда мы с мамой оказались в оккупации, отец воевал, вернулся с фронта инвалидом второй группы. Если уж совсем откровенно, скажу: до десяти лет я пас коз. Правда, в те годы я перечитал уйму книг, какие только мог найти в сельской библиотеке. Все остальное начиналось уже в стенах Московского университета.

- Вы приехали сюда из провинции, как и многие ваши студенты. Как открывали для себя Москву?

- Театры нам были не очень доступны, ходили в основном в кино, гуляли по городу. А потом, мы ведь работали на московской стройке, наш стройотряд три года прокладывал МКАД. Развязки в районе Ленинского проспекта, Калужской заставы, трасса вплоть до Кутузовского проспекта - это все наших рук дело. Я командовал довольно большим отрядом - более тысячи человек.

- Вы уже в студенчестве были лидером, к словам которого прислушивались. Есть рядом люди, которые могут поспорить с вами?

- Ну, дома со мной часто спорят. (Смеется.) А если серьезно, таких людей в университете немного, но они есть.

- И бывает, что вы с ними соглашаетесь? Признаете, что были не правы?

- Вообще-то не люблю быть неправым, мне это не нравится. Но приходится признавать, никуда не денешься...

- Какой поступок вы не могли бы простить?

- Предательство. Совершали ли его по отношению ко мне? Да, к сожалению, такие люди в университете есть. Как поступаю? Никак. Я ректор и не могу себе позволить не раскланиваться с кем-то. Но про себя знаю, что с таким человеком "идти в разведку" нельзя.

- У вас огромный круг общения. Кто произвел на вас наибольшее впечатление?

- Мне повезло, жизнь не раз сводила меня с самыми разными людьми, вызывавшими у меня колоссальное уважение. Могу это сказать, например, о Ким Тэ Джуне, бывшем президенте Южной Кореи - человеке, повернувшем на демократический путь целую страну. Я безгранично уважал Илью Пригожина, Нобелевского лауреата из Бельгии, с которым нас связывала тесная дружба вплоть до его смерти. У меня очень теплые человеческие отношения с Майей Плисецкой и Родионом Щедриным. Испытываю самые добрые чувства к Екатерине Максимовой и Владимиру Васильеву, искренне надеюсь, что это взаимно. Бесконечно ценю Валерия Гергиева. Хорошие дружеские отношения меня связывают с Де Чжун, дочерью Дэн Сяо Пина, с которой мы познакомились примерно 15 лет назад... Как видите, очень разные люди. И я мог бы назвать еще немало имен.

- Какие города нравятся больше других?

- Москва. Говорю это вовсе не из патриотических чувств, а потому что я действительно люблю Москву и считаю ее самым красивым городом. Если же говорить о других городах, покоривших меня, пожалуй, выделил бы Женеву, Страсбург. Мне нравятся небольшие английские города, где сосредоточены университеты, китайские университетские центры, в них всегда ощущается гармония целого: университет не разбросан, это всегда главное место в городе. Так же, как храм. Храмы всегда строили так, чтобы они были украшением города. То же и университеты.

- У вас дома есть животные?

- Да, огромный черный персидский кот. Зовут его Кеша. Страшно избалованный. Обожает жену и дочерей, а мне все время показывает, что он ко мне в оппозиции. Это игра такая. Приходится с ней считаться.

- А собаки нет?

- Сейчас нет, в деревне была. Очень люблю собак. Могу к любой подойти, какая бы она ни была злая, мы с ней найдем общий язык. За городом все бродячие собаки подбегают ко мне. Многие люди их боятся, и совершенно напрасно. С собакой надо заговорить, расспросить ее о житье-бытье, посмотреть на нее ласково - через пару минут мы уже друзья.

- Готовить умеете?

- Да. Вареники. Хоть с творогом, хоть с вишней. Все делаю сам. Я бесподобно готовлю вареники, а это непростое дело, должен вам сказать. Почему именно вареники? Наверное, это идет с детства. Мы жили трудно, и раза два в год, по большим праздникам, мать готовила вареники. С этим блюдом всегда ассоциировалось торжество. Вот и я готовлю его в особых случаях, когда ко мне приходят друзья.

- Наверное, это и ваше любимое блюдо?

- Нет, предпочитаю картошку. Я же говорил вам, вырос в простой семье.

- А любимый напиток?

- Это как здоровье позволит! (Смеется.) Но вообще-то - водка. Хотя сам я делаю вино. Вот уже пять лет каждое лето делаю 100 литров - из крыжовника, смородины... У меня в погребе на участке целая коллекция собралась за 5 лет, 100 литров ведь все равно не выпьешь, хоть я его и приношу с дачи многим знакомым. Видите ли, вино это вкусное, но слабое, не для усталых мужчин.

- Что еще вы умеете делать по хозяйству?

- Все, что нужно. Нашу первую мебель сделал сам, своими руками. Даже шкаф. Я его долго потом за собой возил! Люблю мастерить. Могу что угодно сделать из металла. Могу сверлить, варить, ковать...

- То есть если перегорит проводка, монтера вызывать не станете?

- Нет, конечно. Я вот недавно оборудовал на своем участке фонари с автоматикой. Проблема знакома любому дачнику: стоит уехать в город, пожалуют воры, ну я и смастерил фонари, которые включаются автоматически, по специальной программе. Все сделал сам, сам устанавливал, теперь фонари врубаются в назначенное время так, будто хозяева дома. Я и с машиной всегда сам возился, никогда не отдавал в ремонт.

- Кстати, о машине. Вам по статусу можно садиться за руль или ездите с водителем?

- Водитель у меня только на служебной машине, а я ни разу не ездил на ней в выходные, в отпуск, по личным делам. У меня такой принцип.

- Какой еще принцип для вас важен?

- Не люблю светиться, подчеркивать свое присутствие там, где не нужен.

- А если надо светиться, потому что это полезно университету?

- Ну, тогда я включу в себе все лампочки!

МОСКОВСКАЯ ПРАВДА (МОСКВА)
ВИОЛА ЕГИКОВА