5
Календарь конференций
  • 23 – 28 августа

    Международная конференция «Теоретико-множественная топология и топологическая алгебра», посвященная 80-летию профессора Александра Владимировича Архангельского

  • 27 – 31 августа

    7th International Conference on Mathematical Modeling in Physical Sciences

  • 10 – 12 сентября

    11-я международная конференция по безопасности информации и сетей -- 11th International Conference on Security of Information and Networks

  • 24 – 28 сентября

    Многомерная аппроксимация и дискретизация

  • 27 – 28 сентября

    Международная научная конференция "Инженерно-геологическое и эколого-геологическое изучение песков и песчаных массивов"

  • 10 – 12 октября

    VIII Международный конгресс по когнитивной лингвистике «Cognitio и communicatio в современном глобальном мире»

  • 16 – 19 октября

    Всероссийская научная конференция «Национальная картографическая конференция 2018»

  • 22 – 27 октября

    IX Московская международная научная конференция по исследованию операций «ORM2018-Germeyer100»

  • 13 – 14 декабря

    Международная конференция “Деятельностный подход к образованию в современном информационном обществе”

  • 2 – 5 июля

    ХVI Европейский психологический конгресс

Все конференции
Конкурсы на замещение должностей научных и педагогических работников
Программы дополни-
тельного образования
Программы поддержки талантливой молодежи
«Университет без границ»
Олимпиады школьников и универсиады в МГУ
Мероприятия для школьников и учителей
Гранты Президента РФ
12/01/06
  • Региональные СМИ

Россия и Казахстан: реформа высшей школы (продолжение)

Одним из составных элементов новой концепции высшего образования в Казахстане стало введение трехуровневой модели: базовый 4-годичный бакалавриат, 2-годичная магистратура и докторская программа PhD. Предполагается, что докторантура объединит целый набор образовательных программ: аспирантуру, соискательства, различные формы подготовки докторской диссертации. Идеологи образовательной реформы утверждают, что программы PhD существенно сократят период подготовки диссертационного исследования и снимут многие формальные моменты при присуждении ученой степени.

В российской высшей школе подобные новации обсуждаются, но сроки и формы перехода к новой модели организации образования остаются неопределенными. Однако процесс необратим, поскольку Россия поставила свою подпись под Болонской хартией. Советская система пятилетнего высшего образования долгое время оправдывала себя и обеспечивала в целом высокий уровень образования. Однако ситуация изменилась, и пятилетняя система подготовки специалистов более не соответствует потребностям современного рынка труда, где формируются определенные ниши, адаптироваться к которым помогает именно двухуровневая система "бакалавр-магистр". Ключевая проблема для всего постсоветского образовательного пространства заключается в том, что традиционный диплом специалиста не признается за рубежом в качестве равноценного аналога магистерского диплома. Эта проблема в равной степени актуальна и для России, и для Казахстана. В более выгодном положении оказались ведущие российские вузы, являющиеся известными за рубежом образовательными "брендами". Вузы Казахстана такого преимущества не имеют, и единственным способом сделать их дипломы ликвидными за рубежом является полная рецепция международных образовательных стандартов.

Проблема нострификации — взаимного признания документов о высшем образовании и ученых званиях — одно из главных препятствий на пути рецепции международных образовательных стандартов на постсоветском пространстве. Существуют такие области образования, тесно связанные с последующей профессиональной деятельностью, в которых образовательное сообщество, равно как и само государство стремятся максимально ограничить проникновение людей извне. Речь идет, прежде всего, о юриспруденции и медицине. Нострификация дипломов в таких престижных и ответственных областях, как медицина и юриспруденция, сопряжена также с установлением достаточности объема знаний и навыков, отраженных в национальном документе о высшем образовании. Одним из эффективных способов повышения "кредитоспособности" дипломов, предъявляемых для нострификации, является соответствие структуры полученных знаний и присвоенной квалификации международным стандартам.

Что же касается внедрения PhD-программ в вузах РФ, то сложность этого процесса связана с необходимостью "увязать" эту новацию с реформой ВАКа и, следовательно, перейти к формированию принципиально иной системы подготовки и защиты докторских диссертаций. Напомним, что в большинстве стран Европы отсутствует ступень "после PhD", то есть эквивалент нашей нынешней докторской степени, а такая форма как habilitation не вполне соответствует по своему содержанию и процедуре защите докторской диссертации.

Для Казахстана этот аспект реформы имеет прикладной характер, поскольку международные стандарты образования требуют строго определенной "наполняемости" вуза квалифицированными научными и педагогическими кадрами. Отсутствие необходимого числа кандидатов и докторов наук диктует необходимость упрощения процедуры получения ученых степеней. И вот выход, кажется, найден. Специалисты, прошедшие обучение по программам PhD, получают соответствующую степень непосредственно в диссертационном совете вуза. Другой вопрос — насколько полученная ученая степень будет отражать реальную квалификацию преподавателя.

Значительные различия в подходах к управлению высшим образованием в России и Казахстане касаются также системы финансирования вузов. В России государственные вузы по-прежнему получают основную часть необходимых им средств целевым образом из государственного бюджета. В Казахстане был избран принципиально иной путь развития — вузы были акционированы. К 2001 г. все основные высшие учебные заведения в Казахстане стали акционерными обществами, 20% акций которых распределялись среди коллективов, а 80% оставались в руках государства для последующей продажи. Таким образом, началось разгосударствление системы высшего образования, причем, главный упор делался на то, что государственные вузы являются для государства непрофильными и убыточными активами, мало ориентированными на потребности рынка труда. По мысли авторов реформы, именно активные игроки рынка труда — потенциальные работодатели — должны были получить контроль над вузами и использовать их для подготовки своего кадрового резерва.

В большинстве случаев акционирование вузов и приход в них частных инвесторов имели весьма ощутимые негативные последствия. Власти Казахстана рассматривали акционирование как возможность сократить издержки на содержание вузов, что приводило нередко к снижению качества подготовки студентов.

Главной проблемой при акционировании вузов стали не только откровенно меркантильные интенции правительства, но и вопрос о выработке эффективного инструмента управления учебными учреждениями в новых условиях. Всякое акционерное общество ставит перед собой задачу получения максимальной прибыли для своих акционеров. Складывается впечатление, что казахские власти уделяют внимание, в основном, материальным активам — зданиям, оборудованию, земельным участкам, принадлежащим вузам. В то же время системы оценки нематериальных активов, таких, как — человеческий капитал, мотивация преподавателей и студентов, качество образования — создано не было. В результате акционирования многие сотрудники вузов просто потеряли работу. Те же из них, кто остается на своих местах и даже является миноритарными акционерами АО-вузов, лишены реальных возможностей влиять на политику руководства.

Напомним, что в первой половине 1990-х гг. в России высказывались отдельные предложения провести акционирование вузов с распределением большей части акций среди их сотрудников, но эта идея была единодушно отвергнута академическим сообществом из-за опасений скупки акций образовательных учреждений с целью последующей продажи принадлежащих им зданий и имущества. Идея акционирования вновь была высказана в конце 2004 г. чиновниками Министерства образования и науки РФ. Как и в случае Казахстана, главный смысл этого мероприятия заключается в снижении расходов федерального бюджета на содержание вузов. В России это предложение сразу столкнулось с двумя серьезными препятствиями — широким общественным недовольством, а также со специфическими задачами, решаемыми рядом высших учебных заведений. В отличие от Казахстана, в каждом университете России, имеющим длительную историю, есть несколько направлений подготовки специалистов для удовлетворения потребностей оборонно-промышленного комплекса, силовых структур, органов государственной власти.

Преобладание материальных аргументов в предложениях по превращению вузов в акционерные общества, не может не вызывать беспокойства. Авторы подобных обращений явно недооценивают значение нематериальных активов в интегральной оценке того или иного учебного заведения. Не будет преувеличением сказать, что престиж Московского Государственного Университета обеспечивается, в первую очередь, за счет его профессорско-преподавательского состава, следования вековым традициям, наличия авторитетных научных школ практически во всех областях знания, общественным положением, которое занимали и занимают многие его выпускники. Причем, достижения МГУ в XX в. во многом обеспечивались за счет мощной государственной поддержки, выделения бюджетных ставок для организации новых кафедр и лабораторий, существование которых по определению не приносит никакого дохода в материальном выражении.

Процесс акционирования вузов рассматривается как дополнительная возможность изыскать необходимые средства на содержание учебных заведений. Вместе с тем, доходы вузов складываются также из средств от коммерческого обучения. Это одна из наиболее закрытых от широкой общественности тем в Казахстане. Известно, что стоимость обучения в большинстве престижных вузов республики составляет 2-3 тысячи долларов США в год. В вузах "второго уровня" это значение несколько меньше. Российские вузы имеют возможность устанавливать более высокую ценовую планку, которая составляет примерно 5-6 тысяч долларов в год. На конкретное значение оказывает влияние множество факторов, таких как конкретная специализация, наличие в вузе военной кафедры и т.д.

В России большая часть заработанных таким образом внебюджетных средств остается в распоряжении вуза. Контроль за расходованием средств и прохождением платежей осуществляет Федеральное казначейство, но сметы расходов составляются и утверждаются планово-финансовыми управлениями вузов самостоятельно. В условиях Казахстана возможности вузов в этом направлении значительно ограничены, поэтому финансовая поддержка педагогов высшей школы остается задачей, в первую очередь, государственной власти. В условиях отсутствия дополнительных выплат из внебюджетных фондов оплата труда профессорско-преподавательского состава в Казахстане остается на невысоком уровне, что является дополнительной преградой на пути привлечения на вузы молодых сотрудников.

Таким образом, реформирование высшей школы в России и Казахстане развивается в сходных направлениях. В этом смысле единое образовательное пространство сохраняется как за счет традиций старой советской образовательной системы, так и за счет того, что вектор "переформатирования" прежней модели образования задан международными стандартами. В тоже время реформирование высшей школы в Казахстане проводится более решительно, исходя из потребности государства "оптимизировать" образовательную сферу, прежде всего, с точки зрения расходов на ее содержание. В России более заметно влияние на ход реформы позиции научной и вузовской общественности. Власть не может, в силу целого ряда причин, полностью отказаться от патерналистской модели отношения с ведущими вузами страны, руководство которых, опираясь на поддержку региональных элит, отстаивает собственное понимание целей и задач образовательной реформы.

Окончание следует

Алексей Викторович Власов — доцент, заместитель декана по развитию Исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, зам. руководителя Информационно-аналитического центра (ИАЦ) по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве.

Юрий Михайлович Филиппов — преподаватель Исторического факультета МГУ, заведующий сектором внешних связей и образовательных программ ИАЦ.

АПН-Казахстан